Студенческая газета

Студенческая газета



День из жизни студента.


Битва за Москву

Ну почему я решил пригласить её именно в этот день именно в этот кинотеатр?! И теперь вместо того, чтобы дарить мне свою искреннюю лучезарную улыбку, восхищаться тем, какие забавные и остроумные истории от меня услышала, она сидит на диванчике в фойе, вся промокшая, со сломанным каблуком, ушибом на ноге, как я подозреваю, сидит и происходит то, чего я терпеть не могу. Она плачет...

А начиналось все в этот день так...

В кои-то веки прихожу в институт вовремя, сдаю на «отл» все свои долги за один день и тут неожиданность. Ко мне подходит девушка, которая мне нравится. Вот это удача... Она улыбается и тут вместо слов из её уст звучит ужасный, раздражающий звон. Все это оказалось сном, а прорывающиеся неприятные звуки - будильником... Интересно, в который раз он играет? Опять я опаздываю, 8.35. Все наоборот. Думаю, вряд ли мой отличный сон сбудется сегодня. Быстро собрался, несколько раз возвращался домой, потому что как всегда самое важное я забываю дома. Не успел на институтский автобус, придется идти пешком до института под дождем. Почему бы хоть раз не проснуться вовремя?!

Наконец-то я в институте. Никогда не думал, что так буду рад этому в понедельник рано утром. Влетаю радостный на второй этаж, бегу к первой попавшейся аудитории. И... понимаю, что не знаю расписания. Побрел к доске расписания... Сегодня как раз те предметы, которые, естественно, прежде всего, необходимо знать хорошему специалисту и развитому современному человеку и так далее и тому подобное. Но главное не это.

В моей памяти всплывает картина: ровно неделю назад, примерно в это же время, я стою перед преподавателем и всей своей группой, серьезно, с полной ответственностью, обещаю, что больше опаздывать не буду, что это было в последний раз. Лепечу какую-то нелепую историю про лифт и «пробки», сам запутался, и вышло так, что застрял я в метро, а в «пробку» попал в лифте.

Добежал до аудитории. Ощущение дежавю. Видимо, предстоит снова объясняться. Приоткрываю дверь, преподаватель стоит спиной к аудитории, записывает что-то на доске и заканчивает свою мысль. Я решил незаметно просочиться в аудиторию и смешаться с остальной группой. Вдохновленный такой удачной для меня ситуацией я широко открываю дверь, улыбаюсь всем моим дорогим однокурсницам своей обезоруживающей улыбкой, прикрываю за собой дверь... Я испытал какую-то глупую гордость от того, как все ловко у меня получилось. И в эту самую, именно в эту злосчастную долю секунды рухнул мой блестящий план. Я слышу за спиной: «Голубчик, Вы не желаете извиниться за опоздание?».

Я оборачиваюсь, пытаясь выглядеть как можно серьезнее. «Ах, это Вы!!! Доброе утро, молодой человек,» - сказала Анна Сергеевна. Начала тараторить о том, что я нарушаю дисциплину, не уважаю товарищей и преподавателей, отнимаю время от лекции. Она не в самом добром расположении духа. Я снова извиняюсь. Выходит достаточно глупо, моя речь отделилась от моих же мыслей. Чувствую, что краснею. Снова рассказываю историю о «пробках». В аудитории хохот, т.к. недавно я сменил место жительства и теперь после одного их подобных случаев все, в том числе и Анна Сергеевна, знают, что я добираюсь на электричке. Наконец, она заговорила: « Голубчик, почему бы хоть раз не проснуться пораньше и не выйти из дома вовремя?» - Я стал глупо улыбаться. «Анна Сергеевна, вы не поверите! Я задаю себе этот же вопрос на протяжении уже третьего семестра подряд...». В конце концов, я был выставлен за дверь.

Сидя в коридоре и рассуждая о том, зачем я вообще явился в институт, ритмично нажимая клавиши и уставившись в экран своего телефона, я совсем не обратил внимания на легкий шум в коридоре. Мне снова не повезло. Надо мною склонялся проректор института и внимательно наблюдал за моими действиями. Подумав несколько секунд, я решил, что резко вскакивать со стула и нестись сломя голову в аудиторию будет неучтиво. Поэтому я неторопливо встал и поприветствовал проректора. Подумав ещё пару секунд, понял, что необходимо отвлечь проректора от моей собственной персоны. Я решил, что вежливо будет поинтересоваться, как у него дела. Реакция проректора была вполне предугадываемой. Я снова услышал: «Если подобное повториться, то головы Вам, дорогой студент, не сносить». Да уж ...Боюсь, у меня всего лишь одна голова, а желающих слишком много.

После перерыва мне, наконец, удалось войти в аудиторию, занять свое привычное место, а именно в дальнем конце аудитории, где всегда происходит все самое веселое на лекциях. Сегодня я не мог жаловаться на отсутствие популярности, особенно у Анны Сергеевны. На протяжении оставшейся части лекции я слышал привычное «голубчик», адресованное мне.

На коллоквиуме все шло гладко, меня, конечно, вызвали к доске, продемонстрировать, как я выполнил домашнее задание. Перед тем как выйти к доске, я будто предчувствовал это и посмотрел у девчонок их безупречные решения. У доски проблем пока не предвиделось. У меня была отличная память, поэтому я повторил все в точности из тетрадок однокурсниц.

Внезапно посыпались вопросы от Анны Сергеевны. Первые два я миновал успешно. А после следующих двух повисло молчание. «Голубчик, почему же Вы молчите?» - строго спрашивала профессор. Я продолжал молчать.

- Голубчик, Вы боитесь моих вопросов??? -

- Нет, профессор, совсем не вопросов... - задумчиво ответил я.

- Тогда в чем дело? -

- Я больше боюсь своих ответов, профессор...- ответил я, улыбаясь. В аудитории пронеслась волна тихого смешка. Разъяренная Анна Сергеевна спросила:

- Были ли Вы в армии, голубчик? -

- Нет -

- Тогда я могу Вас туда устроить! - повысила голоса она и снова выставила меня за дверь. Эх... зато я разрядил обстановку и снял всеобщее напряжение.

Начался перерыв. Друзья что-то задерживались. Вышла Каринка... Я чуть не сбил её с ног, вваливаясь в аудиторию с криками «на перерыв ребята, а то в магазине будет очередь!».

- Осторожней, - возмутилась она. И, все-таки, надменно поинтересовалась, как я поживаю.

- Все отлично, - ответил я.

- Да... Странные у тебя понятия о том, что хорошо и что не очень... Слушай, ну хоть что-то радостное должно быть у тебя сегодня? Я бы даже согласилась провести сегодня вечер вместе, - подмигивая, рассмеялась она.

- Ха-ха-ха, а я бы не согласился,» - воскликнул я, как полный нахал, вместо того чтобы быстро отреагировать и пригласить её куда-нибудь. Получил от нее оплеуху, мысленно поставив ещё одну галочку напротив своих неудач.

На следующих парах мне повезло куда больше предыдущих. Во-первых, я не опоздал. А во-вторых, меня не выставили за дверь. Преподаватель воодушевленно рассказывал нам о традициях и быте советского человека, особенно делал акцент на поведении людей и моральных нормах данной эпохи. « В то время девушки смущенно краснели,» - продолжал свою лекцию преподаватель. «Да... стесняюсь себе представить, что же Вы им говорили, » - вполголоса сказал я. Но как обычно это бывает, в неподходяший момент в аудитории образовалась полная тишина. И меня все отчетливо услышали. Хорошо, что наш преподаватель гуманитарных наук необыкновенно уравновешенный человек, с пониманием относится к студентам. Самое-самое яркое проявление эмоций, которое только видели студенты, было весьма сдержанным, что произошло и в этот раз. Преподаватель начал краснеть, а уши его побледнели, он быстро поправил очки, сделал несколько глотков воды и повторил несколько раз: « Они смущенно краснели». Конечно, это вызвало всеобщий хохот. Преподаватель Андрей Юрьевич задал мне несколько вопросов по основным событиям нашей российской истории. Я на них ответил.

Через пару минут начал громко разговаривать мой приятель с соседкой по парте. Андрей Юрьевич обратился к нему, но тот не слышал. Преподаватель обратился ещё раз. Приятель нехотя откликнулся и услышал вопрос. Андрей Юрьевич сделал ему замечание, что разговаривать с преподавателем нужно стоя. Однокурсник все-таки ответил на вопрос, тогда Андрей Юрьевич воскликнул: «Молодец, Костров, настоящий будущий экономист». Через какое-то ситуация повторилась. Костров громко воскликнул: «Андрей Юрьевич, ну что же Вы сидите? С будущим экономистом необходимо разговаривать все-таки стоя...» За что потом ему было сделано замечание и вместо перерыва Костров долго пытал Андрея Юрьевича, когда можно будет исправить полученный 15 мнут назад «неуд».

Через пару я все-таки извинился и пригласил Каринку в кино, договорились на 21.00. Все-таки надо пересмотреть свои взгляды на вещие сны и прочую женскую чушь...

Я снова опоздал. На полчаса. Пришел на место встречи, Каринка была очень красивой, но выглядела замерзшей и раздраженной. Бежал на встречу так, что не успел даже подумать о цветах. Пока она меня не успела заметить, я подбежал к ближайшим клумбам и сорвал несколько хиленьких цветков. Не ожидал, что даже маленькие декоративные цветочки могут так смягчить женский гнев. Шли к кинотеатру, много разговаривали, она оказалась хорошим собеседником, разбиралась не только в косметике, моде, сапожках и звездах шоу-бизнеса. Мы разговаривали об учебе, об институтских предметах, её очень интересовало право. Она рассказала мне о происхождении самого понятия, об основах права, о видах права. Когда дошла очередь до меня, сказать хоть что-нибудь по этой теме, я улыбнулся и промолчал. Она задавала мне вопросы, я немногословно отвечал. Последним вопросом о праве стал: «Как ты смотришь вообще на право?» Не долго думая, я ответил: « Да так же, как и налево». Она завела разговор на другую тему, более интересную мне. Я подумал, что было бы отлично, если бы я проводил с Каринкой больше времени.

Но в этот момент, другие мысли стали кричать мне об обратном. В голове нарисовалась картинка свадьбы, стандартные картинки плачущих детишек, тещи с борщом и тестя с удочками. Нет, жениться мне пока совсем нельзя. Потом, я подумал, что будет если женюсь. И даже если все будет совсем не так, как мне представилось в первый раз, то возникнут другие проблемы. Все будет, как в старом анекдоте, если я буду время уделять жене, то у меня вырастут « хвосты», которые придется долго закрывать. А если буду больше времени уделять учебе, то у меня вырастут рога. А если буду поровну делить свое время на жену и институт, иначе говоря, разрываться между «хвостами» и «рогами», тогда я сам «отброшу копыта». Нет, жениться мне совсем нельзя. Пока нельзя.

Совсем некстати начался ливень и отвлек меня от размышлений. Вместо того, чтобы защитить Каринку от дождя, я предложил бежать быстрее. Разумеется, что мне оставалось делать. Ведь зонт я забыл дома.

Внезапно она остановилась возле здания торгового центра посреди площади и начала странно извиваться изо всех сил, двигать ногами на одном месте и возмущенно что-то бормотать под нос. Мне показалось это милым. Но даже в голову не пришло, что это был для неё трудный момент. Меня это повеселило даже. О Боже, каблуки... Её тоненькая шпилька застряла в металлической решетке. Если бы я только задумался. К тому моменту, когда я все-таки подбежал помочь, на неё уже пристально смотрели прохожие и публика, подпиравшая стены кинотеатра, кто-то улыбался, кто-то просто наблюдал за её действиями. Она уже успела расстроиться и начала тихонько плакать. Я стал тащить её за руку, не рассчитал прикладываемые усилия, шпилька легко покинула решетку, и красавица Карина полетела на асфальт в большую лужу.

А дальше - вы все знаете. Так прошел один из моих обычных учебных дней.

С этого дня, я решил попробовать что-то изменить.

Над номером работали: Афанасьева Юля, Листопадова Кристина, Денисова Екатерина, Неберова Ольга.

Вопросы, предложения и пожелания пишите на почту:

gazeta@miepvuz.ru